Авто   Интересная история   Искусство   Карьера   Мастер   Недвижимость   Оружие   Подольск   Реклама   «Деловой Подольск»  
Содержание   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Русская воинская этнопсихология

Мобилизационное состояние в своей неуправляемой, спонтанной форме знакомо многим. Расскажу об одном из своих знакомых. Он опытный боец с большим стажем занятий карате, в драке всегда старается действовать в соответствии с канонами этого единоборства. Ему

В традиционном русском боевом искусстве, которым является буза, бой ведется в особом мобилизационном состоянии организма. Умению переводить организм в такой режим работы целенаправленно и тщательно обучают, а когда человек осваивает это, то говорят, что у него "заиграло".

Мобилизационное состояние в своей неуправляемой, спонтанной форме знакомо многим. Расскажу об одном из своих знакомых. Он опытный боец с большим стажем занятий карате, в драке всегда старается действовать в соответствии с канонами этого единоборства. Ему это удается, до тех пор пока он не пропустит несколько ударов, после чего он "заводится" и, не смотря на почти два десятка лет тренировок в каратэ, начинает драться, по его выражению, как "обычный пьяница". Был случай, мой знакомый в таком состоянии разогнал целую толпу, при этом поотшибал себе руки и ноги, несмотря на хорошую набивку, плохо потом помнил произошедшее, после драки был весь покрыт синяками и очень сильно переживал, что опять отошел от "искусства" и сорвался на обычную драку. После подобных инцидентов он начинает тренировать выдержку и спокойствие, а в драке максимально себя сдерживать, что бы не дай Бог, не разойтись. Из-за этого сдерживания, если ему не удается сразу "вырубить" противника, он обычно и пропускает удары, после чего сильно обижается и опять "заводится".

В описанной ситуации "заводка" и есть мобилизационное состояние, в нем из-за особенности работы центральной нервной системы происходит частичная, а иногда и полная потеря бойцовских навыков наработанных спортивными методами в обычном состоянии. В бузе или системе Кадочникова технику отрабатывают медленно (чего почти нет в спорте), только при таком способе тренировки приобретаются навыки, которые будут перенесены в мобилизационное состояние.

Когда в мобилизационном состоянии оказывается неподготовленный человек, он ведет себя, как загнанный зверь, им управляет инстинкт выживания, его действия часто бывают неэффективными, иррациональными, повторяющимися. Идет пустая трата сил. Когда это делается осознанно и целенаправленно бойцом, умеющим работать в этом состоянии, все выглядит несколько иначе. Он полностью владеет своим телом и вновь открывшимися возможностями организма, а психологически находится в состоянии озорного, шкодливого куража.

Причиной из-за которой работа в мобилизационном состоянии организма заняла столь важное место в традиционном русском боевом искусстве является то, что она построена в соответствии с этнопсихофизиологическими особенностями русского человека. Дело в том, что переход в мобилизационное состояние - это не всегда наш выбор, часто его за нас определяет ситуация. Можно сохранить спокойствие, терпя при этом боль и ранения, пока дерешься за себя. Но если при вас будут бить или убивать ваших близких, если будут топтать вашу честь, честь вашего народа и Отечества, то у нормального человека переход в мобилизационное состояние произойдет сам по себе; для русских это физиологическая норма, порода такая.

Пример преображения русского человека в процессе боя красочно описан в романе Льва Толстого "Война и мир":

"В дыму, оглушаемый беспрерывными выстрелами, заставлявшими его каждый раз вздрагивать, Тушин, не выпуская своей носогрелки, бегал от одного орудия к другому, то прицеливаясь, то считая заряды, то распоряжаясь переменой и перепряжкой убитых и раненых лошадей, и покрикивая своим слабым тоненьким, нерешительным голоском. Лицо его все более и более оживлялось. Только когда убивали или ранили людей, он морщился и, отворачиваясь от убитого, сердито кричал на людей, как всегда мешкавших поднять раненого или тело. Солдаты, большею частью красивые молодцы (как и всегда в батарейной роте, на две головы выше своего офицера вдвое шире его), все, как дети в затруднительном положении, смотрели на своего командира и, то выражение, которое было на его лице, неизменно отражалось на их лицах.

Вследствие этого страшного гула, шума, потребности внимания и деятельности, Тушин не испытывал ни малейшего чувства страха, и мысль, что его могут убить или больно ранить, не приходила ему в голову. Напротив, ему становилось все веселее и веселее. Ему казалось, что уже очень давно, едва ли не вчера, была та минута, когда он увидел неприятеля и сделал первый выстрел, и что клочок поля на котором он стоял, был ему давно знакомым родственным местом. Несмотря на то, что он все помнил, все соображал, все делал, что мог делать самый лучший офицер в его положении, он находился в состоянии похожем на лихорадочный бред или на состояние пьяного человека."

Разберемся, что это за русская порода и в чем ее особенность. Человеческая популяция разнообразна по своему составу. Это разнообразие не столько физическое, если например взять европейцев, сколько по психотипу. Оно сформировалось под воздействием условий жизни, в процессе естественного отбора. Ученые историки подсчитали, что с двенадцатого по семнадцатый век на Руси было менее пятидесяти мирных лет, т.е. четыреста пятьдесят лет непрерывных войн. Воевали с Востоком, Западом, Югом, между собой. Выжить в таких условиях могли только люди физиологически и психически наследственно приспособленные к войне, в мирное время сохраняющие душевное равновесие, несмотря на непрерывную угрозу, не тратящие силы зря (т.к. нет смысла строить и копить, когда в любой момент все может быть сметено войной) и в то же время готовые и способные мобилизовать все силы и сверхсилы для боя и выживания. Пять веков шел жесточайший отбор. За это время, сменился не один десяток поколений, выросла воинская порода людей - РУССКИЕ.

Особенности нашего психотипа вполне отражены в народном фольклоре, например в поговорке: "пока гром не грянет, мужик не перекрестится" или в частом сюжете анекдотов, когда русского надо сильно достать, после чего летят клочки по закоулочкам. Немцы о нас: "русские долго запрягают, зато быстро ездят". Вот, что на эту тему пишет Ксения Касьянова в своей книге "О русском национальном характере":

"Исследование с помощью психологических тестов показывает в нашем этническом генотипе явно выраженную эпилептоидную компоненту. Она характеризуется некоторой замедленностью и определенной вязкостью мышления, довольно высокой (до определенного предела) неотзывчивостью на внешние стимулы и раздражения (что способствует, с одной стороны, развитию склонности к индивидуализму, а с другой - последовательности и упорства в достижении цели), за пределами же этой устойчивости и неотзывчивости на внешние стимулы, когда ситуация провоцирует, наконец, нарастание тревожности, мы становимся взрывоопасными, а в состоянии взрыва - весьма разрушительными для окружающих и для себя самих: тогда "вышибаются" все заслоны контрольных механизмов и эмоции бушуют бесконтрольно и яростно, пока не разрядится весь их накопленный отрицательный потенциал. После этого происходит возвращение к состоянию успокоенности и даже некоторой замедленности и начинается новое накопление эмоционального потенциала, расходуемого в обычном состоянии очень скупо и только определенной окраски (умеренной и мягкой). Это сочетание терпеливости и взрывоопасности делает нас довольно непредсказуемыми и не всегда понятными в поведении...

... Эпилептоид терпит и репрессирует себя до последней крайности, пока заряд эмоций не станет в нем настолько сокрушителен, чтобы разнести эти запретительные барьеры. Но тогда он действует разрушительно не только на эти барьеры, но и на все вокруг. Кроме редких случаев (например, отечественных войн), такие разрушительные тенденции, как правило пользы не приносят".

Другие народы шли иными путями. В Европе быстро выделилось воинское сословие - рыцари и стало жить, во многом оторванно от основной части населения, среди которого тоже шел отбор. Выживали и соответственно оставляли большее потомство те, кто умел лучше работать и копить.

Разницу в подходе к войне у западноевропейцев и русских, на примере войны 1812 года, анализирует в романе "Война и мир" Л.Н. Толстой. Он пишет о том, что правилом ведения войны в Европе было неучастие в ней народа, в войне участвовала только армия. Вот цитата:

"Как ни странны исторические описания того, как какой-нибудь король или император, поссорившись с другим императором или королем, собрал войско, сразился с войском врага, одержал победу, убил три, пять, десять тысяч человек и вследствие того покорил государство и целый народ в несколько миллионов: как ни непонятно, почему поражение одной армии, одной сотой всех сил народа, заставило покориться народ, - все факты истории (насколько она нам известна) подтверждают справедливость того, что большие или меньшие успехи войска одного народа против войска другого народа суть причины или по крайней мере, существенные признаки увеличения или уменьшения силы народов. Войско одержало победу, и тот час же увеличились права победившего народа в ущерб побежденному. Войско понесло поражение, и тот час же по степени поражения народ лишается прав, а при совершенном поражении своего войска совершенно покоряется.

Так было (по истории) с древнейших времен и до настоящего времени. Все войны Наполеона служат подтверждением этого правила. По степени поражения австрийских войск - Австрия лишается своих прав, и увеличиваются права и силы Франции. Победа Французов под Иеной и Ауерштетом уничтожает самостоятельное существование Пруссии."

В России Наполеон столкнулся с войной "не по правилам", на что не переставал жаловаться Кутузову и императору Александру. Против него поднялась война народная, Лев Толстой пишет:

"…дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, с глупой простотой, но с целесообразностью не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие.

И благо тому народу, который не как французы в 1813 году, отсалютовав по всем правилам искусства и перевернув шпагу эфесом, грациозно и учтиво передает ее великодушному победителю, а благо тому народу, который в минуту испытания, не спрашивая о том, как по правилам поступали другие в подобных ситуациях, с простотою и легкостью поднимает первую попавшуюся дубину и гвоздит ею до тех пор, пока в душе его чувство оскорбления и мести не заменяется презрением и жалостью."

Показателем, хорошо демонстрирующим различие между народами, является боевая психологическая травма (БПТ). Это нарушения в психике, возникающие под воздействием стресса, полученные в ходе боевых действий. Хуже всего с этим показателем обстоят дела в армии Израиля, там БПТ доходит до 90%. В каждом подразделении израильской армии имеется свой психоаналитик, который после боя выводит солдат из шока. В армии США БПТ достигает 50% и резко возрастает в условиях окружения и оторванности от основных сил. Среди русских БПТ до шестидесятых годов прошлого века вообще не проявлялась в статистике, не достигая одного процента даже во время Великой Отечественной войны. Впервые, в виде нескольких процентов она начала выявляться только в конце 50-х начале 60-х годов ХХ века. К этому времени в армии стали служить призывники из Средней азии и Закавказья. Значительный контингент военнослужащих составили представители других народов с не настолько устойчивой к войне психикой, а, как известно, психологические состояния вещь передаваемая (например, паника или воодушевление). Не последней причиной появления БПТ стал разрыв большей части русского населения с традиционным образом жизни, культурой, системой ценностей.

В нашей истории есть ярчайший пример знания и использования этнопсихологических особенностей русского человека при подготовке бойцов-рукопашников - это деятельность Суворова А.В. В то время огнестрельное оружие было несовершенным, поэтому армия Суворова была армией рукопашников. Вспомним слова полководца: "Пуля дура - штык молодец", "Стрельбой не заниматься, без нужды не стрелять, бить и гнать врага штыком, работать быстро, храбро, скоро, по-русски", "При всяком случае наивреднее неприятелю страшный наш штык, которым наш солдат исправнее всех на свете работает".

Достижения Суворова и его армии уникальны: за тридцать лет непрерывных войн более 200 сражений, ни одного отступления, ни одного проигранного боя. Суворовская армия атаковала и побеждала десятикратно превосходящего противника и всегда с минимальными потерями. Только в итальянской кампании на каждого павшего русского приходилось 75 убитых французов и их союзников, то есть лучших на то время, воинов Западной Европы.

Таких результатов можно было добиться только при глубоком знании русского солдата и умении правильно выстроить систему его подготовки. Про Суворова Денис Давыдов говорил, что он положил руку на сердце русского солдата и изучил его биение. В русской воинской традиции считается, что Суворов был характерником, т.е. человеком посвященным в секреты русского боевого искусства.

Суворов отлично знал: для того чтобы солдат в бою превращать в богатырей, их надо из обыденного состояния перевести в воинское боевое и умело делал это. В качестве примера приведем слова Багратиона описывающего его состояние во время речи Суворова на военном совете в Муттентале. Суворов созвал своих генералов, чтобы осведомить их о коварстве австрийцев и воззвать к величайшей храбрости и величайшему самоотвержению русских войск. Когда Суворов сказал: "Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире", Багратион пережил незабываемые минуты: "У меня происходило необычайное, никогда не бывавшее волнение в крови, меня трясла от темени до ножных ногтей какая-то могучая сила, я был в каком-то незнакомом мне положении, в состоянии восторженном, - таком, что если бы явилась тьма тьмущая врагов или тартар с подземными духами злобы предстал передо мной я готов бы был с ними сразиться… Тоже было и со всеми тут бывшими… Мы вышли с восторженным чувством, с самоотвержением, с силой воли и духа; победить или умереть, но умереть со славой, закрыть знамена наших полков телами нашими… и сделали по совести по духу как русские… Сделали все, что только в нашей силе…"

В сжатом виде суворовская система подготовки солдата выражена в следующих словах полководца: "Один десятерых своею силою не одолеешь, помощь Божия нужна! Она в присяге: будешь богатырь в бою, хоть овцой в дому; а овцой в дому так и останешься, чтобы не возгордился…" Суворов четко различает два состояния: обыденное - "как овца" и боевое, воинское - "богатырь". Идея о том, что в бою надо сохранять то же душевное состояние, что и в обычной жизни пришла к нам из восточных единоборств. Приведем отрывок из книги известного японского мастера фехтования Миямото Мусаси "Пять колец":

"В бою состояние твоего духа не должно отличаться от повседневного. И в схватке и в обыденной жизни ты должен быть целеустремлен, но спокоен. Встречай ситуацию без напряжения, однако не беспечно, с духом уравновешенным, но не предубежденным. Даже когда дух твой спокоен, не позволяй телу расслабляться, а когда тело расслаблено, не позволяй духу распускаться. Не допускай, чтобы тело влияло на дух, и не давай духу влиять на тело. Не будь ни недостаточно вдохновленным, ни вдохновленным сверх меры. Поднявшийся дух слаб, и опустившийся дух слаб. Не позволяй противнику проникнуть в твое состояние".

Комментарий к приведенному отрывку будет следующий: "Что японцу хорошо, то русскому смерть". Русский человек из-за особенности своего психотипа не может или точнее ему очень трудно эффективно вести рукопашный бой в обыденном своем состоянии, ему надо "завестись". Русскую "заводку" нельзя путать с тем состоянием, в которое впадают разгорячившиеся уроженци Кавказа.

Суворов говорил: "Атакуй с чем пришел! Коли, руби, гони, отрезывай, не пускай! Ура! - чудеса творит , братцы!". Обратите внимание "Ура!" творит чудеса; "ура" - это русский боевой клич, один из древних способов помогающих воину оторваться от обыденности и связанных с ней страхов и настроиться на бой, в котором уже нет места сомнениям и страху. Полководец учил: "Бей неприятеля не щадя ни его ни себя самого, держись зло, дерись до смерти, побеждает тот, кто меньше себя жалеет"; и еще его слова: "Нет ничего страшнее отчаянных", т.е. храбрых до самоотречения.

Божья помощь, о которой говорит полководец, это те сверхвозможности, которые даются солдату в боевом состоянии, ключом к переходу в которое является верность присяге. Разъясним это отрывком из книги Г.Михайлова "Психология мужества":

"Без отваги солдатской на победу в бою рассчитывать не приходится, даже в наш технический век. А чтоб отвага была, нужна идея, ради которой стоит сознательно жертвовать собой… В присяге, в святом исполнении долга заключена сила отваги".

В мобилизационном состоянии прекращается внутренний диалог, в связи с чем человек перестает рассуждать, его воли уже нет, решение принято, и он просто действует, и очень важно чтобы он действовал по воле Божьей, чтобы не превратиться в разбойника. А разбойнику, по словам Суворова - Бог не помощник. Поэтому и по другим важным причинам полководец важнейшее значение придавал нравственному и религиозному воспитанию воинов. Он говорил: "Молись Богу, от Него победа! Чудо богатыри! Бог нас водит, Он нам генерал!".

Для того чтобы человек мобилизовался и эффективно действовал должны соблюдаться определенные условия. Во-первых, чтобы солдат превратился в богатыря, он не должен сомневаться в том, что делает или будет делать. Если он будет переживать, что после выполнения приказа его могут, грубо говоря, "подставить" командиры, возможно вплоть до уголовной ответственности, или обвинить в аморальной деятельности порицаемой обществом, то ни о каком боевом настрое говорить не приходится. Суворов это прекрасно понимал и решил эту проблему выстраиванием системы взаимоотношений начальников и подчиненных, которую он называл "стена заступления". Он писал: "Начальник верный - стена твердая, от ветров клеветы честью заслоняет правдивого до точности". Это значит, что дело чести каждого начальника отстаивать правого подчиненного, независимо от личной выгоды.

Во-вторых, солдат должен быть уверен в своих товарищах, в том, что если что-то случиться его не бросят и не оставят. Поэтому Суворов учил: "Сам погибай, а товарища выручай". Хотя это на самом деле и так глубоко заложено в православном русском человеке. Принцип "за други своя" находится в фундаменте нашей веры и русской культуры.

При работе в мобилизационном состоянии крайне важно, чтобы человека не захватили сильные негативные эмоции: злоба и страх, которые могут привести к потере контроля над телом. Злоба вызывает закрепощение, страх вялость в теле. Что бы этого не случилось Суворов много внимания уделял развитию в своих солдатах милосердия и храбрости. Для Суворова враг был только до тех пор враг, пока не сложил оружия: "Короток взмах сабли, короток и штык, а врагу смерть. Божия же помощь быстрее мысли воину доблестному, посему просящего в бою пощады - помилуй, кто мститель - тот разбойник, а разбойнику Бог не помощник!", "Воину подлежит мощь вражескую сокрушать, а не безоружных поражать", "Побежденным давай пощаду, грех напрасно убивать, ненависть затмевает рассудок". Умение преодолеть страх - это важнейшее качество для воина. Суворов говорил, что не руки, не ноги, не бренное человеческое тело одерживает на войне победу, а бессмертная душа, которая правит и руками и ногами и оружием - и если душа воина велика и могуча, то и победа несомненна, а потому нужно воспитывать и закаливать сердце воина так, чтобы оно не боялось никакой опасности и всегда было неустрашимо и бестрепетно. Душа может править и руками и ногами, если преодолен страх, а по сему, по словам полководца: "Первое - храбрость, кто испуган, тот побежден наполовину. У страха глаза велики, один за десятерых кажется. Кто отважен и смело идет прямо на неприятеля, тот одержал уже половину победы".

Самый сильный из всех страхов - это страх смерти. По настоящему преодолеть его может только человек, имеющий искреннюю веру в Бога. Суворов делал все, чтобы развить религиозные чувства своих солдат, и уже на этой основе их учил. Он говорил: "Безверное войско учить, что перегорелое железо точить". Своих чудо-богатырей он наставлял, что для воина великая честь отдать жизнь на поле брани за Православное Отечество. Он учил солдата не бояться смерти, потому что душа у человека бессмертна, и если жизнь отдать за "Веру, Царя и Отечество", то душа сразу же возносится в Царство Небесное. "Мы русские Богу молимся. Он нам помощник… Кого из нас убьют - Царство Небесное! Церковь Бога молит. Останемся живы - нам честь, нам слава, слава, слава!"

В мобилизационном состоянии происходит переход от логического, сознательного мышления к интуитивному, подсознательному. Сознание оперирует словами и конкретными техническими действиями (приемами), подсознание - образами и принципами работы. Вот поэтому в традиционном русском боевом искусстве, ориентированном на ведении боя в мобилизационном состоянии, работа и обучение строятся по принципам. А вот что написано в книге М.Г. Жуковой "Твой есмь аз…", посвященной Суворову А.В., о том, как он учил:

"Суворовские заветы усваивались легко. Недаром словесное поучение солдатам имеет подзаголовок "Разговор с солдатами их языком". Русский крестьянин мыслит образами. Облеченные в обычную для него форму пословиц и поговорок, суворовские заветы не утомляли внимание, они поражали воображение и отчеканивались в памяти".

Суворов учил солдат так, как это принято в русском боевом искусстве, принципами.

Уже говорилось, что Суворов был посвящен в секреты русской воинской традиции и прекрасно ее знал. Знал он и о родовой силе, силе, которая передается человеку от его предков, если он их чтит, помнит их славу, продолжает дела их и гордится тем, что он русский. Суворов говорил: "Братцы! Вы богатыри! Неприятель от вас дрожит! Вы русские!", "Мы русские, мы все одолеем", "Покажи на деле, что ты русский!", "Крепость сильна, гарнизон - целая армия, но ничто не устоит против русского оружия - мы сильны и уверены в себе", "Там где пройдет олень, там пройдет и русский солдат. Там где не пройдет олень, все равно пройдет русский солдат". Суворовские девизы, ставшие непреложной истиной для его армии: "Русские не сдаются", "Русские не отступают!".

Мы в вкратце рассмотрели наследие Суворова, только в той части, которая касалась боевого состояния, в целом же оно велико и требует всестороннего пристального изучения и использования в нашей армии. Если же сравнить Суворовскую науку побеждать и бузу, то между ними есть только одно отличие. У Суворова рычаги управления состоянием солдата во многом принадлежат командирам, в бузе они, в процессе обучения, передаются в руки бойца. Поэтому бузник может (если будет выполнять все заветы) быть богатырем и в бою и в быту

Склизков В.А.

07/08/2005  
дополнительно
Стража императора Китая
Энциклопедия методов пропаганды
Добро должно быть с кулаками
Цифровое досье на каждого гражданина
Страх смерти: культуральные источники и способы психологической работы
Письмо Бормана Розенбергу относительно политики на оккупированных территориях
Замечания и предложения "Восточного министерства" по генеральному плану "ОСТ"
Для газет пробил смертный час?
Мы должны забыть весь этот опасный бред
Нотр-дам Д'Ислам
back home top
название
анонс:
текст:
примечание:
отправитель:   mail:

Для публикации принимаются интересные и полезные статьи, которые наверняка заинтересуют жителей города Подольска и Подольского района. Статьи размещаются в по тематическом разделам журнала: «Недвижимость», «Авто-Подольск», «История Подольска и его окрестностей», «Искусство», «Карьера», «Реклама», «Оружие», «Деловой Подольск» Наиболее интересные материалы публикуются в электронных изданиях и рассылках группы «podolsk.biz».

Подольск Адреса История Подольские Форумы Объявления Справочник Фото Журнал
Подольское городское информационное агенство podolsk.biz размещение сайтов о городе Подольск и Подольском районе. имя вида название.podolsk.biz, почтовые адреса вида название@podolsk.biz
Подольское агенство podolsk.biz

Отдел рекламы 8903 1347521

поиск по Подольску



Подольск   карта сайта   Реклама на «podolsk.biz»