Авто   Интересная история   Искусство   Карьера   Мастер   Недвижимость   Оружие   Подольск   Реклама   «Деловой Подольск»  
Содержание   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Волшебная сказка и короткая психотерапия

У волшебной сказки и психотерапии — особенно в ее НЛПерском понимании — есть удивительно много общего. Прежде всего, это единство структуры при разнообразии содержания. Так же как в НЛП можно работать с проблемой Х, в сказке легко заменить Ивана-царевича

... кажется, что при придумывании сказок и нахождении метафорических разрешений в психотерапии вообще возможны только три вида решений. Во-первых, “правильные” - то есть те, которые приняты культурально. Во-вторых, “свои” решения рассказчика, терапевта - они и составляют большинство составляемых в терапии метафор. Третья форма - пожалуй, наиболее эффективная - это нахождение собственных решений того человека, с чьей проблемой мы работаем. ...

Волшебная сказка и короткая психотерапия

У волшебной сказки и психотерапии — особенно в ее НЛПерском понимании — есть удивительно много общего. Прежде всего, это единство структуры при разнообразии содержания. Так же как в НЛП можно работать с проблемой Х, в сказке легко заменить Ивана-царевича на Золушку или Мальчика-с-Пальчика, жар-птицу на молодильные яблоки или царевну, серого волка на птичье перышко — и структура сказки, ее сюжет и окончание не изменятся. Возникает ощущение, что в сказке важны сказуемые, а не подлежащие и дополнения. Вариации сказок также подсказывают, что в них важно что сделано, а не почему, т.е. к мотивации сказка тоже относится прохладно — важно, чтобы она была, но не так уж важно, какая. Используя удобные мотивации и набор персонажей, обходя неудобные, изменяя совсем уж неприемлемые, сказка строит процесс, удивительно похожий на психотерапию. Прежде чем рассмотреть подробно, чем похожий и чем отличный — и зачем нам все это нужно — давайте построим модель волшебной сказки, обнажив ее процессуальную структуру.

В этом мы последуем за замечательным лингвистом В.Я. Проппом, который своей работой “Морфология волшебной сказки” на 30-40 лет опередил аналогичные исследования структурной лингвистики на Западе. В поисках сказочных инвариантов он создал понятие функции. Функция — это поступок действующего лица, определяемый с точки зрения его значимости для хода действия. Так баба-яга, дающая золотое веретенце невесте Финиста — Ясна Сокола, фея, наряжающая Золушку на бал, мертвец, который дарит Ивану меч, — выполняют одну и ту же функцию Дарителя. Вот как сформулировал Пропп постулаты своей работы:

1. Постоянными, устойчивыми элементами сказок служат функции действующих лиц, независимо о того, кем и как они выполняются. Они образуют основные составные части сказок.

2. Число функций, известных волшебной сказке, ограничено.

3. Последовательность функций всегда одинакова.

На основании анализа ста русских сказок Пропп выделил 31 функцию действующих лиц:

отлучка (например, родителей); запрет (или приказ); нарушение; выведывание (разведка вредителя); выдача (героя); подвох (уговор, отрава, обман); пособничество (героя); вредительство (или недостача);

эти 8 функций образуют подготовительную часть, следующие 3 функции — завязка:

посредничество, соединительный момент (вроде изначальной задачи царя); начинающееся противодействие (искатель соглашается, решает); отправка;

далее следует основная часть:

первая функция дарителя (испытание, вопросы, просьбы); реакция героя; получение волшебного средства; перемещение в иное царство; борьба (с антагонистом, вредителем); клеймение, отметка героя; победа; начальная беда или недостача ликвидируется; возвращение; погоня, преследование; спасение;

(вслед за этим во многих сказках следует вставочный сюжет, в котором действует лжегерой, пытающийся присвоить себе результаты и лавры героя):

братья похищают добычу; герой снова отправляется на поиски; герой снова находит волшебное средство; возвращение с новым средством домой;

(далее окончание основного сюжета):

неузнанное прибытие; необоснованные притязания ложного героя; трудная задача; решение; узнавание; обличение (ложного героя); трансфигурация (новый облик героя); наказание; свадьба, воцарение.

Не все функции присутствуют всегда, но число их ограничено и порядок, в котором они выступают по ходу развития сказки, неизменен. Неизменным Пропп определил и набор ролей, т.е. действующих лиц, обладающих своим кругом действий (т.е. имеющих одну или несколько функций). Этих ролей семь:

царевна

отправитель

герой

ложный герой

антагонист

даритель

помощник.

Итак, волшебная сказка описывает процесс достижения героем ЦЕЛИ (которую может достичь только он) с помощью путешествия в ТРИДЕВЯТОЕ ЦАРСТВО и использования ВОЛШЕБНЫХ ПОМОЩНИКОВ. На что-то эта схема слишком похожа, правда?

Запрет, вредительство, недостача - Проблема

Волшебный помощник ---------------------- Ресурс

Иное (тридевятое) царство --------------- Подсознание

Структуры похожи как близнецы, и это с одной стороны исторически поддерживает нашу модель психотерапии, а с другой — увеличивает интерес к сказке. Может быть, модель терапии в НЛП потому и эффективна, что повторяет структуру, встроенную в подсознание волшебной сказкой? Что же тогда еще есть в этой структуре? И какие структуры могли бы существовать альтернативно?

Давайте рассмотрим, что пресуппозирует, предполагает волшебная сказка. Некоторые наши выводы наверняка будут тривиальными, некоторые, возможно, более интересными. Еще раз — вопрос, который мы задаем себе, таков:

ЧТО ПРЕСУППОЗИРУЕТ СКАЗОЧНАЯ МОДЕЛЬ МИРА?

Итак, как правило, это наличие проблемного состояния в начале и достижение счастливого конца. Наличие помощников и вредителей. Герой, как правило, один, и он отличается от остальных персонажей, например, тем, что трансформируется в процессе сказки, в то время, как остальные остаются более-менее при своем. Сцена уже размечена для героя, то есть, например, дракон заранее знает, что может (и должен) быть убит именно этим героем. На большей части пути герой лишен выбора. Очень часто существует минимальный срок, за который герой может чего-то достичь (пока семь пар сапогов не износятся). Обязательно существует иное царство, куда большей частью приходится идти (реже его посланцы проникают “на дом”). Из иного царства приносится что-то нужное и очень ценное, причем в самом царстве этого вроде и не убывает. Также из иного царства герой приносит на себе клеймо, отметку о том, что он там побывал (и обычно о том, что он там дрался).

Герой многого достигает послушанием.

Практически никогда в сказке активно не действует мама героя. Чаще ее просто нет.

Кто-то близкий — чаще всего родной брат — пытается подменить собою героя, при переходе от достижения цели к долговременным эффектам. Герою сопутствует лжегерой, и обычно никто не замечает подмены.

Некоторые из перечисленных черт явно присутствуют и в психотерапии. Трансформация — любимое дело; мама в лучшем случае забывается; сцену мы стараемся не изменять. Минимальные сроки в НЛП редко учитываются — и, как мне кажется, зря. Клеймо, в общем-то, похоже на якорь.

Вызывают вопросы, пожалуй, только лжегерой, послушание и отсутствие выбора. Лжегерой, может быть, аналогичен всего лишь старому, прошлому “я”, которое пытается воспользоваться результатами путешествия внутрь, не признавая произошедшей трансформации. Можно представить себе проверку результатов работы пожестче формата подстройки к будущему, где человек максимально полно окунался бы в мир изначальных проблем — если у тебя так все здорово получается, покажи и докажи это вживую. Не то твое место, господин Новый Человек, окажется занятым гораздо более натренированным Прежним тобой же. Его, кстати, поддерживают и окружающие, тебя же они не узнают.

Послушание и отсутствие выбора - чуть более трудные моменты. На первый взгляд они противоречат основным установкам НЛП. На самом деле герой в сказке подчиняется не авторитетам, но законам сказочного (т.е. подсознательного) мира. Он отправляется в головокружительное путешествие в неизвестный мир и берет с собой лишь простейшие правила поведения. Только их он и слушается.

Это опять чрезвычайно похоже на НЛП, которое “лезет” в подсознание, вооружившись только простыми схемами. Но уж эти-то схемы соблюдаются точно; потому и называются “техниками”. НЛПер в работе послушнее по отношению к заранее созданным правилам, чем аналитик или клиент-центрированный терапевт. Это он оправдывает тем, что заранее изучил их модели и нашел общий знаменатель. “Правильный” способ поведения и “правильные” решения.

Для объяснения отсутствия выборов у сказочного героя давайте представим себе две картинки. На одной из них - ребенок в середине небольшой комнаты с четырьмя стенами. Он спокойно движется куда хочет; он знает, где стены, он в любой момент может вернуться в середину. На другой - ребенок (почему-то я представляю его себе стоящим у стула) среди тумана. Стен нет, или они не видны. Ребенок боится не только отойти, а даже пошевелиться. Выборов у него удивительно много; но он стоит на месте.

Исторически в основе огромного количества волшебных сказок лежат обряды инициации, при которых ребенок “переводился” в статус взрослого члена племени. Все эти ритуалы, удивительно похожие у совершенно различных народов, проводились очень жестко. Символически ребенок погибал; тот, кто возрождался, часто имел другое имя, его не узнавали в племени, он обладал другими качествами. Процесс был однонаправлен и необратим. Изобретенный в середине ХХ века процесс короткой терапии похож на небольшой ритуал того же типа. В его результате - человек с более широкими возможностями; в середине - простая структура, несколько шагов.

Небольшую сказку про один из милых мне способов психотерапии ...

Canzona therapeutica

Примерно в те времена, когда ангелы и черти служили в общем братстве, произошла такая история. Увидел Господь бедного горюющего юношу, который целыми днями лишь плакал и молился. Посмотрел он на него раз — плачет, взглянул второй — плачет, в третий раз — рыдает, сердечный. Нахмурился Господь и приказал двум небесным служителям спуститься и помочь бедняге. Отправились двое, один был ангелом, другой — чертом.

Спустились они на землю, да неудачно: до дома бедного юноши им оставалось не меньше мили. Пошли по дороге: ангел ступает важно, чтобы не запачкать белых одежд, а черт балуется. С чьего-то огорода стащил луковицу, наломал тростника. Подошли они к дому, ангел и говорит: “Ты, черт, подожди меня здесь, не то еще напугаешь невинного”.

Черт остался, ангел вошел в горницу. Встретил его юноша горючими слезами. “Что ты плачешь?” — спросил добрый ангел. “Как же мне не плакать, — ответил юноша, — когда на обед у меня ни мяса, ни супа, одна черствая горбушка”. “Это легко исправить” — сказал ангел. Хлопнул в ладоши, и на столе появились самые изысканные блюда.

Юноша стал плакать горше прежнего. “Ах, бедный я, бедный, — причитал он, — нет у меня ни брата, ни свата, чтобы со мной обед разделить!”

“И эта беда — не беда”, — сказал ангел. Хлопнул он два раза в ладоши, появились на пороге люди. Они стали подходить к юноше, обнимать, целовать и за стол садиться. “Вот добрая твоя семья”, — сказал ангел. Смотрит — а юноша рыдает, аж заходится. “Ах, кода бы я сам был достоин сих яств и людей! Поломанная моя жизнь!”

Ангел нахмурился. “Жизнь твоя — зреющий цветок, — сказал он. — И никто не ломал его, смотри!” — он трижды хлопнул, и юноша увидел, как его жизнь распускается цветком в саду господнем.

“Может, и так, — молвил плачущий юноша, — но не дано ни мне, ни тебе познать глубину моей печали. Иди, добрый человек, спасибо, что пытался помочь мне. Прощай и забери свои подарки”. Сказав это, юноша сел у стола и зарыдал пуще прежнего.

Ангел, опечаленный, вышел на улицу. “Пойдем, — сказал он черту, — видно, есть границы и у добродетели”. “Э-э-э, нет, — сказал черт, — теперь чур я попробую”. “Куда тебе, — возмутился ангел, — кого ты своим грязным видом можешь успокоить? Ну-ка, иди за мной!”

Но черт, не слушая его, забежал за дом и вскарабкался на подоконник. Юноша по-прежнему плакал, склонившись над столом. “Слабо плачешь, — сказал, понаблюдав, черт, — Это не плач, а колыбельная, меня от нее в сон клонит. Сейчас тебе, пацан, подкрепление придет!” Он вытащил из кармана луковицу, разрезал и сунул половинку парню под нос. Потом пошарил по полкам (и краюху хлеба у бедняка стянул!), нашел уксус и прыснул его юноше в лицо.

“Добрый человек! — закричал юноша, отчаянно стирая брызнувшие слезы с лица. — Что вы делаете? Мне не нужны все эти ваши... подкрепления! Мне не нужна ваша помощь! Оставьте меня в покое!”

“В полном покое?” — уточнил черт.

“Да, в полном, в полном покое, чтобы мог я остаться один со своим горем!”

“С радостью, — сказал черт, — а ты говорил, помощь не нужна”. С этими словами он хлопнул два раза в ладоши, и оказался вдруг с юношей в чистом небе. Ни ярко там было, ни темно; не слышно там было ничего и не видно. “Вот теперь полный покой, — удовлетворенно сказал черт. — Сиди теперь, отдыхай. Плакать-то здесь привольней!”

Но юноша уже не плакал, он гневно смотрел на черта. “Кем бы ни был ты, таинственный пришелец, — воскликнул он, — знай, твоя помощь неуместна!”

“Да ты расслабься, — сказал черт, — и поплачь. Ты так это сладко делаешь. Даже, — и он зевнул, — спать хочется. Вперед, малыш, пробуй силы на чистом воздухе”. И черт приготовился слушать.

“Злые люди, — сказал юноша, — что ж вы со мной делаете?” Его губы затряслись, а в глазах показались слезы. Такие как ты и сломали цветок моей жизни”.

“А-а, цветок, — протянул черт. — А что, это идея”. Откуда-то вдруг он выхватил цветок и стал рассматривать его. “Нет, знаешь, — сказал черт, — пока он не сломан. Но это всегда легко сделать”. И он стал крутить стебель и листья — да так, что у юноши искры из глаз посыпались.

“Вот теперь это похоже, — приговаривал черт, — на истинные страдания. Значит, сломанный, говоришь, цветок? Так это он еще не сломан, погоди, парень...”

“Эй, — завопил бедняк, — что ты делаешь? Перестань немедленно! Отдай! Отдай мне мой цветок!”

“У-тю-тю, вот уж нет! — засмеялся черт. — Лучше пойду, скормлю его корове!” И он помчался по воздуху куда-то вдаль, а за ним бросился с горящими глазами юноша, и разорванная одежда развевалась на его тощей груди.

Знаете, сколько они бежали? Бедный юноша не видел ничего, кроме цветка в чертовых руках, а черт выбирал путь похитрее, и то они бежали по пустыне, одетые как купец и паломник, то по невиданному базару, и были тогда точь в точь вор и полицейский. Ух! И до деревни наконец добежали. Там юноша изловчился, прыгнул на похитителя и вырвал у него цветок. Черт повернулся и выпустил когти. “Не подходи, — закричал юноша, — изыди, нечистая сила!” Он вбежал в свой дом, поставил цветок на подоконник — ах, каким чудесным светом озарилась комната! Бедняк подошел к окну, распахнул его и откинул глупые пыльные занавески. Взял ведро, наполнил его водой — и окатил пол своей лачуги. Посрывал со стен тряпки, собрал свои платки — и в помойку!

Черт подошел к ангелу, одиноко стоящему возле дома. Из окна мимо него то пролетала какая-то утварь, то клубами вырывалась пыль. “Пойдем, дружище, — сказал черт. — Мы ему больше не нужны”.

И вот за эту-то маленькую комедию, говорят, чертей и выгнали из небесного воинства. Это, конечно, странно. Но сами черти не удивились. Всему свое место, решили они, ангелам — молиться, нам — играть и чудесить. А тот ангел, что с чертом на спасение юноши ходил, подарил все-таки своему напарнику лавровый венок и сказал при этом: “Всяк путь ведет к Господу”. “Я тоже так думаю, — согласился черт. — У всякого урода своя метода”.

Дмитрий Соколов

16/10/2005  
дополнительно
Стража императора Китая
Замечания и предложения "Восточного министерства" по генеральному плану "ОСТ"
Мы должны забыть весь этот опасный бред
Нотр-дам Д'Ислам
Анатомия Русской смуты
Восхвалим Владимира Андреевича
Баланс и гармония - основа жизни
Влияние мыслей на судьбу
РУССКИЕ
Лицо русской национальности
back home top
название
анонс:
текст:
примечание:
отправитель:   mail:

Для публикации принимаются интересные и полезные статьи, которые наверняка заинтересуют жителей города Подольска и Подольского района. Статьи размещаются в по тематическом разделам журнала: «Недвижимость», «Авто-Подольск», «История Подольска и его окрестностей», «Искусство», «Карьера», «Реклама», «Оружие», «Деловой Подольск» Наиболее интересные материалы публикуются в электронных изданиях и рассылках группы «podolsk.biz».

Подольск Адреса История Подольские Форумы Объявления Справочник Фото Журнал
Подольское городское информационное агенство podolsk.biz размещение сайтов о городе Подольск и Подольском районе. имя вида название.podolsk.biz, почтовые адреса вида название@podolsk.biz
Подольское агенство podolsk.biz

Отдел рекламы 8903 1347521

поиск по Подольску



Подольск   карта сайта   Реклама на «podolsk.biz»