Интересные комментраии по теме на форуме попадут в эту рассылку. Вы можете присылать свои статьи и коментарии с пометкой для рассылки на [email protected]


Виды Подольска. Каталог. Авто Арт. Реставрация и восстановление уникальных автомобилей. Поиск, покупка и продажа оригинальной автотехники. Живопись, скульптура, фотография. Путешествия. Недвижимость Подмосковья. Присылайте свои новости, статьи, рекламу для размещения в расылке. Продаются рекламные площади в рассылке.


  newcontinent.original.podolsk       28 октября 2003 года

podolsk.biz




к оглавлению.


Застройка города.

По книге "Подольск и окрестности."

Застройка города.

Новый храм на открытом взору холме, с полукругом красновато-белокаменных торговых рядов и церковной часовней становится центром города, небесным покровительством, милостью Святой Живоначальной Троицы, повседневных дел обывателей, залогом их процветания, нового этапа отечественной истории.

Верой и правдой несли святой крест и справляли пасторскую службу в храмах Святой Троицы и Воскресения Иисуса Христа Алексей Беляев, Сергей Левкиевский, Иван Орлов, Николай Холмогоров, Александр Урезов, Анатолий Наумов, Анатолий Разумовский, а с 1860 года более 30 лет Николай Косминков.

Напротив, через шоссе, вместо деревянного был отстроен из кирпича комплекс "уездных присутственных мест с помещением тюрьмы в особом строении, но не на том же дворе" по утвержденному в 1822 году плану. Благодаря стараниям настоятеля Троицкого собора отца Николая при тюрьме была устроена церковь в честь иконы Скорбящей Божьей Матери, а точнее "Всех скорбящих радость", в которой по воскресеньям и праздничным дням заключенные замаливали свои грехи.

Икона Божьей Матери Всех скорбящих радость не связана с великими историческими событиями, но ее деяние касалось каждого из мирян. 24 октября (6 ноября по новому стилю) 1688 года родная сестра патриарха Иоакима Евфимия, страдавшая неизлечимой болезнью, утром услышала голос, призывающий ее отслужить молебен с водосвятием иконе Божьей Матери "Всех скорбящих Радость", которая находилась в Москве в храме Преображения на Ордынке. Исполнив повеление Пресвятой Богородицы болезненная женщина исцелилась.

В этом сюжете Богородица предстала как величайшая "помощница обиженных, не надеющихся на деяние, убогих заступница, печальных утешение, алчущих (голодных - авт.) кормилица, нагих одеяние, больных исцеление, грешных спасение, христиан всех поможение и заступление" - говорится в молитве.

На самой иконе изображены убогие люди у ног Богоматери, которая окружена ангелами. Божья Матерь в простом земном одеянии, понятная и доступная каждому. Изображается с Младенцем и без него.

Кому как не матери могли покаяться заблудшие и преступившие закон. И лишь Богоматерь могла облегчить их страдания.

На плане города 1844 года обозначена только одна улица-шоссе Московская, за речным мостом от Москвы, а в сторону Москва - Большая Серпуховская, от которой отходили перпендикулярно в обе стороны перспективные переулки-улицы: Ивановская и Бронницкая (Ревпроспект) , Аллилуевская и Казенная ( ), Романовская и Думная (Свердлова и Февральская ).

Евреиновой, в одном из домов размещалась почтовая контора, жить-то нужно было на что-то. Одноэтажный деревянный дом почтовой конторы (9 х 13 м.) соединялся галереей с избой (6 х 9 м.). Фасад домов был обращен на Ивановскую улицу. Во дворе находились амбары, сарай и конюшня на два стойла.

Большой постоялый двор содержал купец Аллилуев на углу Московской и Думной (перестроенный в советское время - пр. Ленина - ул. Февральская д. 109/61.)

Очень интересное и образное описание главной улицы Подольска дал Н.Е. Сироткин в книге "Село Захарьино-Знаменское" (М., 1909 г.) : "В 1845-46 гг. проведена ближе к селу шоссейная дорога Большая Серпуховская дорога. Тогда проезд по большой шоссейной дороге был так велик, что не легко было найти свободное место для ночлега в многочисленных постоялых дворах, - трудно было дождаться очереди подковать лошадей в многочисленных кузницах. На самой дороге казаки наблюдали, чтобы встречные проезжие каждый знал свою правую сторону и не сбивались, не стесняли громадного, беспрерывного проезда, как с возами, так и почтовых и других фургонов и экипажей."

За полвека город вырос значительно. На плане 1849 года к заречной Московской улице, доходившей до моста через Пахру, перпендикулярно пролегли параллельные Верейская и Звенигородская, в переулках которых были обозначены перспективные земельные участки.

Строящиеся дома должны были соответствовать императорскому (екатериненскому) плану застройки города. Планы строений, равно как и перестройки должны были быть просмотрены Московской полицейской канцелярией, в соответствии со строгой уличной "линейностью". Еще согласно указаниям Московского Каменного приказа 1775 года, дома рекомендовалось строить из дерева на каменном фундаменте, в один этаж, вышиной не более 8 аршин (5,69 м.). Крыши необходимо было крыть деревом или железом. Заборы по фасаду должны быть дощатые или решетчатые. По указу 1785 года на постройку деревянных домов отводилось три года, а каменных - 5 лет, иначе земля могла быть передана другому застройщику.

Размеры земельных участков составляли по улице и задней стороне от 40 саженей (более 85 м.), до 85 саженей (более 181 м.), в общей сложности от 500 до 900 кв. саженей - от 0,2 до 0,4 гектара. На такой площади, как правило, строили дом, сарай, амбар, погреб и другие хозяйственные постройки, разбивали сад и огород.

Купцы, понятное дело, промышляли и прибавляли свои капиталы торговлей, постоялыми дворами, харчевнями и кабаками.

Мещане - более мелкие обыватели, служили чиновниками, ремесленничали , занимались ямщицким или кучерским извозом и даже приторговывали с рук всякой всячиной. Дворяне тоже служили обществу в соответствии с образованием, способностями и, что не менее важно, своими родословными связями.

И все же всех объединяло огородничество и садоводство, приносившее не только витамины, но и эстетическое, да и физическое удовольствие. Не только в Московской губернии славилась подольская вишня, вкус которой сейчас можно лишь представить. Капуска и огурчики, конечно "наливались" у Пахры, ну а морковка и картошка везде были хороши. Разводили всего понемногу и на зиму - в засол, который был у каждой хозяйки свой, особенный, хотя секретами делились щедро, по-доброму. А засолы делали немалые, для себя, для гостей и проезжих, под водочку и для аппетита. Солью ведал "соляной пристав". Купить ее можно было в соляном магазине - длинном белокаменном амбаре, с большим подвалом и железными дверями, находившемся у церкви Воскресенья. По реестровым книгам за 1812-1814гг. в неделю соли продавали от 9 до 19,7 тонн на сумму 2045 рублей.

Естественно держали подольчане скотину и разную домашнюю птицу. И необходилась Пасха и Красная горка без своего творога и яичек, ну а Васильев вечерок под Новый год без молочного поросенка и холодца с хренком.

Конечно пили водку и вино. За неделю продавали вина аж на 4302 рубля, в два раза больше чем соли. Вино было дешевое - 20 копеек за литр. Продавали бутылками и бочками, ведро (12 литров) стоило 2 рубля 30 копеек. В морозном феврале 1814 года, когда мужики-то в основном воевали, в Подольск было доставлено 120 000 литров на сумму 8804 рубля, а в апреле - мае 36000 литров, чувствовалась строгость Великого поста. С 8 по 15 марта было продано простого хлебного вина (водки) - 6308 литров, французской водки - 393 литра, сладкой 24 литра, "Ерофеича" - 159 литров и прочей -455 литров и того 7339 литров. Это лишь по учету реестровых книг, а сколько выпили "своей" - подсчитать невозможно, да и не столь важно, подольчане пьяницами не были и пили лишь во здравие. По количеству и ассортименту официально выпитого можно предположить, что хлебную водку пили для "сугрева", французскую - особы дворянские, сладенькую - дамы, "Ерофеича" - водку, настоенную на травах искусным цирюльником графа Алексея Григорьевича Орлова - от хвори, а прочее вино - для куража.

Продавали вино в доме Савельева, Папиро, Шарапова, Холостова, Корелова, по правой стороне от речного моста в сторону Москвы. Не гнушался винным торгом и генерал-лейтенант Лунин, поставив только в феврале 14719 литров, а надворный советник ( Чин 7-ого класса, соответствовал подполковнику, а с 1884 года - войсковому старшине- авт.) - 60 000 литров из Калужской губернии со своего винокуренного завода.

Начиная со второй половины XIX века в Подольске происходит интенсивное строительство жилых домов и промышленных предприятий. Древесные материалы приобретали со складов Владимирова, Шибаева и Ильина; известь и цемент у Шапошникова, Челнокова, Курдюмова, Толкушева; кирпич возили с завода Алилуева, находившегося в 7 километрах от Подольска:, или с завода Копьева километрах в 3-4 у Дубровиц.

Здания, построенные из красного кирпича и белого камня были особенно красивы и привлекательны.

На левом берегу Пахры во дворе бывшего дома Холостова содержался пивоваренный завод Петра Каноныкина Некоторые исследователи пишут фамилию подольского купца иначе - Кананыкин. В Ономастиконе академика С.Б. Веселовского, который представляет собой справочник по именам и фамилиям Северо-Восточной Руси XV - XVII вв., значится Кононихин Никифор Емельянович, 1596 год, город Орел. Возможно родственник, ведь дорога в Орел и из него шла через Подольск. А все же судить нас историков и рядить себе любоугодную фамилию пусть будут родственники.)

Улицу, ведущую к городскому парку, открытому в 1850 году в Поповой роще за храмом Воскресения, назвали Кононыкинской. Ребята 20-х годов уже XX века ходили купаться "под пивоварку", а пацаны 50-х лихо в санках или просто на "пятой точке" съезжали по обледенелой "кононыке", вовсе не ведая, что это уже улица революционера Федорова, а перпендикулярная не Кононыкинская, а Рабочая. Вот так постепенно деформировалась память о наших земляках, фактически создававших город.

Занимаясь извозом никак невозможно было обойтись без теплых шуб, как вознице, так и его седокам. На Никитской улице, переименованной позже в честь Карла Маркса работала артель человек 70, которую называли по имени хозяев Шубниковской, даже переулок окрестили Шубниковским. Здесь выделывали овчины, скупленные у местных жителей и окрестных крестьян, из которых шили различного фасона шубы и полушубки на всю округу, даже до 6000 рублей выручали за них в самой Москве. Впоследствии дом Шубниковых перешел к мещанину Козлову, который устроил в нем ремесленное училище.

Невозможно было обойтись без своего кожевенного производства, которым заправлял купец 3-ей гильдии Павел Кондратьевич Караулов, выделывая кожи воловьи, коровьи, телячьи и других домашних животных, да и зверей на сумму 4052 рубля 50 копеек. Купцы умели считать копеечку и не гнушались ни каким делом, было бы оно праведным, а значит богоугодным, земнопотребным и жизненно необходимым.

Не мог "обойти" столь важный промысел и вездесущий

представитель нарождающейся буржуазии Холостов. На его предприятии 115 кожевников давали на 12000 тысяч рублей продукции - прекрасно выделанных кож.

Труд кожевника был очень тяжел физически, а неприятный запах свежевыделанной кожи могла отбить только хорошая баня с добрым дубовым, березовым или можжевеловым веником. Холостовы держали и "бани торговые", о чем говорила не только вывеска на белой стене строения, но и уважение, оказываемое им торговыми сотоварищами. Жаркий пар и вольная пахрянская вода, которую подавала все тот же неизменный спутник подолян - лошадь, обычно снятая с извоза, объединяли и роднили всех жителей города.

В 1848 году были бани из кирпича у купца Василия Синегубова, стоявшие на правом берегу недалеко от моста. Служили подольчанам без малого полвека, ибо вода стала неудержимо бежать не только из деревянных кранов и из-под прогнивших полов с обмылками. В половодье же Пахра сами 'приходила' в них. Мылись и парились здесь точно последний раз в жизни, до умопомрачения, да здесь же наводили лоск многие перед въездом в Москву. Конечно обслуга в подольских банях была не той, что в московских сандуновских, в основном каждый по своему правил банный "бал".

Давным-давно это был религиозный очистительный обряд, лишь с течением времени ставший "мовеньем", бытовой привычкой, а не "мученьем". Баня была связана с языческим культом и а первоначально выполняла функцию домашнего храма Волоса-Велеса. Она и после обретения христианства сохраняла языческие реликты, хотя бы в оболочке "двоеверия". Так, в великий четверг, поминая усопших, им топили баню. В предбаннике на протяжении многих столетий обязательно снимали нательные кресты.

В "Повесть временных лет" вошел апокриф о путешествии апостола Андрея Первозванного по Руси. В нем говорится, что через страну варягов Андрей добрался до Рима и там рассказал: "Дивные дела видел я на пути сюда, у словен. Видел я бани деревянные, и натопят их докрасна, до большого жара, а сами разденуться донага, и обольются щелоком, и бьют себя молодыми побегами, - до того, что вылезут чуть живыми, и окатятся студеной водой, и тогда оживут. Это их всегдашний обычай, никто их не мучает, они сами себя мучают, для них это - мовенье, мытье, а не мученье". Римские слушатели изумились, видно еще с тех времен Русь было трудно понять умом.

И в более поздние времена в банях не просто мылись, а лечились. "Коль скоро русский почувствует себя нездоровым:, - утверждал историк Н.И. Костомаров, - идет в баню париться." К больным местам прикладывали распаренные веники, разогретое тело обмахивали и хлестали, растирали и разминали суставы, втирали мази, сваренные на жире или масле с травками, плодами, ягодкой и душистым медком. Все же баня не только лишь поддерживала здоровье, снимала усталость, хандру и хворь, но могла и заразить различными болезнями.

В 1866 году "пришла по воде" холера, которая точно смертной косой изрядно выкашивала жителей города, которых к тому времени насчитывалось 3826 человек "обоего пола", в том числе 56 потомственных дворян, 63 личных, т. е. Без права передачи дворянского звания по наследству, 17 потомственных почетных граждан, 53 личных, 640 купцов, 2643 мещан, 347 крестьян. Надеялись, как всегда на Бога. Священник Троицкого собора отец Николай, в миру Николай Васильевич Косминков, без устали посещал больных для приобщения их Святыми Дарами, приободрял и усердно молился за выздоровление живых и души усопших, за что 4 мая 1867 года получил благославление Святейшего Синода.

Сказывали, что ровно в полночь впрягались в соху шесть вдов и шесть девушек в нижних сорочках, с распущенными волосами и опахивали "заповедное поле" - левую от моста сторону, начиная от реки за Красной горкой. Поверить трудно, на что может решиться человек ради жизни. Один из самых древних и мистических обрядов - обряд опахивания, выполнялся в самых крайних случаях, когда уже больше ничего не помогало. Обряд выполнялся только женщинами. Старухи, более осведомленные в совершении таинства, выбирали подходящую полночь, оповещали шепотком (чтобы не знали мужчины) женское население. Оповещенные участники обряда прокрадываются за околицу и, выйдя в поле, снимают с себя одежду до рубахи, иногда повязывают голову белым платком, а девицы расплетают косы и распускают волосы. На одну вдову, по общему приговору, надевают хомут и впрягают ее в оглобли (обжи) сохи. Другая вдова берется за рукоятку, и обе начинают косым лемехом разрывать и бороздить землю, открывая проход для "земляной силы", невидимой, непонятной , но целебной и прогоняющей саму смерть. В это время все остальные участники обряда - девицы и вдовы (замужние не допускаются) идут за сохой с кольями и палками, со сковородами, заслонками и чугунами. Они гремят, стучат, кричат и поют с неистовым рвением, чтобы запугать и прогнать смерть.

"Смерть, выйди вон, выйди с нашего села, изо всякого двора!
Мы идем, девять девок, три вдовы.
Мы огнем тебя сожжем,
Кочергою загребем,
Помелом заметем,
Чтобы ты, смерть не ходила, людей не морила.
Устрашись - посмотри: где же это видано,
Что девушки косят, а вдовушки пашут?"
Иногда бросали в борозду песок, приговаривая:
"Когда наш песок взойдет,
Тогда к нам смерть придет."

Обойдя околицу по огородам и гуменникам, вся женская ватага проходит по улицам, ничего не замечая по сторонам, видя только спасительную соху. Если же им на встречу попадется живое существо, будь-то кошка, собака или человек - горе ему, ибо все принимается за оборотня, за смерть, принявшую другой облик, и побивается камнями и палками.

"Нельзя умолчать о том, - говорилось в брошюре "Памяти в Бозе почившего Протоиерея Николая Васильевича Косминкова", - что болезнь холера прекратилась в Подольске единственно по молитвам Богоматери. Из г. Бронниц была принесена чудотворная икона Иерусалимская Божия Матерь, и в день принесения - заболеваемых холерою уже не было, а больные в скором времени выздоровели". В это тоже трудно поверить, хотя все во власти Бога и вере человека.

В благодарность за избавление от тяжелой болезни по инициативе настоятеля Троицкого собора прихожанами были приобретена копия с чудотворной иконы Иерусалимская Божья Матерь в дорогой серебренопозолоченной ризе, перед которой было установлено каждую субботу, по окончании всенощного богослужения, совершать молебный канон с акафистом Богоматери в память ее заступничества. Акафист читается по воскресным дням после вечернего богослужения. Празднуется это событие 26 августа (по новому стилю), но этот праздник не отмечен в церковном календаре. "До 1917 года это событие праздновалось очень торжественно. Из Москвы приглашали лучших протодьяконов. Чудотворную икону из Бронниц к этому дню всегда приносили в наш город, где она оставалась до 26 сентября. За 3 километра до Подольска сотни подольчан выстраивались в праздничные колонны и с хоругвями шли к собору. Хоругвеносцы были одеты в специально сшитые нарядные кафтаны", - с нескрываемой тоской вспоминал прошлое один из современных настоятелей собора Святой Троицы Петр Фомич Илькевич. "Пришло время, - считает отец Петр, - признать и восстановить в правах истину о том, что церковь - обладательница и хранительница высших духовных ценностей, которыми государство может быть украшено и возвышено." Все это верно и все же: "Вера без дела - мертва".

Для поддержания работоспособности подольчан, сохранения их здоровья, а главное продления жизни и прироста населения города и уезда в 1880 году на выезде из города была построена на средства земства уездная больница. В Подольск даже приезжали и москвичи, уверенные в опытности местных акушеров. Здесь родилась Елена Чистякова, ставшая профессором, великолепным российским историком.

По переписи 1897 года в Подольске проживало 3798 человек, из которых 2239 мужского и 1559 женского пола, которые проживали в 30 каменных, преимущественно, двухэтажных и почти 200 деревянных домах. Внешний облик домов наглядно отражал не только лицо города, но и благосостояние его обитателей. Стоимость домов оценивалась от 50 и свыше 5000 руб. В большинстве своем дома стоили от 200 до 800 руб., хотя деревянный дом со светелкой на втором этаже А. П. Кедровой оценивался в 3500 руб.

Некоторые сохранились и поныне, но явное невнимание к ним, постепенное их естественное разрушение и сознательное уничтожение приведет к потере исторического облика Подольска, а главное, душевной теплоты, исходящей от наших предков.

По сведениям списка населенных мест Московской губернии на начало XX столетия Подольск, находившийся от Москвы в 35 верстах по шоссе и 40 верстах по железной дороге, располагался на площади в 290 десятин земли, из которых 222 десятины были заселены. Город состоял 41 улицы и переулка, из которых лишь одна была обсажена деревьями, 3 площадей и городского сада. В городе было 540 жилых строений, из которых 411 каменных и 49 деревянных, 504 были покрыты железом.

Облик города дополняли его общественные учреждения, которые представляли:

Церквей 3
Часовен 1
Старообрядческих и молитвенных домов нет
Пожарных команд 2
Больниц 1
Аптек (частных) 1
Уличных фонарей 65
Гостиниц и номеров 1
Постоялых дворов 2
Ресторанов и трактиров 17
Харчевни, закусочные, чайные нет
Казенные винные лавки 3
Пивные заводы 12
Библиотеки 3
Средние учебные зав. 2
Низшие учебные зав. 8
Фабрики и заводы 2
Ремесленные зав. нет
Банки 1
Сбер.егательные кассы 2
Нотариальные конторы 1

Бюджет Городской Общественной Управы составлял 60 422 руб., а долг Городской Общественной Управы - 82 513 руб., и был на третьем месте среди уездных городов Московской губернии.

Конечно это всего лишь данные официальных органов, жизнь вносила коррективы ежедневно.

комментировать    


к оглавлению.

Подольские предприятия.

Cсылки на сайты и страницы Подольских предприятий с их описанием и новостями, наиболее интересными предложениями. Присылайте свои ссылки, статьи, предложения, рекламу и другие материалы о Подольске и его предприятиях